Лошадь Пржевальского

Лошадь Пржевальского – лат. Equus ferus przewalskii, представитель класса млекопитающие животные.

Лошадь Пржевальского, названная в честь открывшего ее в 1879 г. знаменитого исследователя Центральной Азии Н. М. Пржевальского, в настоящее время является единственным диким представителем настоящих лошадей. Первоописание Е. przewalskii было сделано по шкуре и черепу трехлетнего самца, добытого в 1878 г. в песках Джунгарии и подаренного Тихоновым на Зайсанском посту Н. М. Пржевальскому. Находка была столь неожиданная, что первое время вызывала сомнения в принадлежности ее не гибриду и не одичавшему, а настоящему дикому животному. Однако дальнейшие исследования русских путешественников подтвердили существование диких лошадей в западной части Центральной Азии. В начале 900-х годов в Европу (в том числе в Аскания-Нова на юге России) были доставлены первые партии живых животных. Все известные экземпляры по своему сложению и окраске настолько однотипны, что исконно дикий характер лошади Пржевальского в настоящее время никем не отрицается.

Строение тела лошади Пржевальского

Небольшая лошадь, высотою в холке 124 - 140 см, с широким туловищем, на коротких, сухих, но более толстых, чем у джигетая, ногах, с тяжелой, относительно большой головой (длиною у взрослых животных 550—600 мм), короткой массивной шеей; длина последней, по В. Заленскому, меньше длины головы. Общий характер склада и пропорции туловища сходны с примитивными породами азиатских лошадей. Длина туловища приблизительно равна или несколько превосходит высоту в холке. Копыта, в противоположность полуослам, широкие, круглые, с хорошо развитой стрелкой. Каштаны имеются как на передних, так и на задних конечностях, в виде выступающих над поверхностью кожи плоских шероховатых пластинок (в противоположность гладким у джигетая) и располагаются на передних конечностях ближе к запястному суставу (у полуослов ближе к грудной клетке). Уши относительно короткие, в среднем около 135—140 мм, острые, с легкой вырезкой на переднем крае около вершины.

Грива короткая, прямостоячая, несколько более длинная в средней части (около 14—18 см); начинается несколько впереди ушей и идет до холки. Сваливающийся у домашней лошади и тарпана на лоб пучок длинных волос (челка) у лошади Пржевальского отсутствует. Хвост представляет нечто среднее между таковым Е. caballus и ослов. Репица (мясистая часть хвоста) толще, чем у последних, но настоящий длинный волос начинается приблизительно с ее половины. Проксимальная половина хвоста, отступя немного от его корня, по бокам несет толстый грубый хвостовой волос, удлиняющийся по направлению к дистальной половине. У самого корня хвоста и на дорзальной стороне проксимальной его части волос в летнем наряде такой же, как на туловище; к зиме граница между волосом боковых и дорзальной стороны хвоста выражена не резко. Хвост в целом по сравнению с домашней лошадью жидок, но длинен (около 90—100 см), спускается значительно ниже скакательного (голеностопного) сустава. Вдоль нижнего края челюстей волос удлинен, но не грубый, образует подобие «подвеса». В зимнее время на щеках он также становится более длинным («бакенбарды»). Щетки на конечностях имеются, но развиты не сильно.

Окраска лошади Пржевальского с трудом может быть подведена под какую-либо из мастей, установленных для домашних лошадей. По-видимому, ближе других она может быть определена как каурая, но с темными, нетипичными для последней гривой, хвостом и ногами. Иногда она определяется как саврасая (Поляков, 1881), гнедо-саврасая (Тихомиров, 1898), светло-гнедая (в зимней шерсти; М. Грум-Гржимайло, 1892). Вообще по окраске лошадь Пржевальского очень сходна с джигетаем, от которого на не очень близком расстоянии ее с трудом отличает даже местное население. Наиболее существенное отличие — темная окраска нижних частей конечностей, светлых у Е. hemionus.

Общий фон окраски верхней части туловища, шеи и ног лошади Пржевальского в летнем наряде песчано-желтый, иногда с красноватым или буроватым оттенком. Вдоль спины и дорзальной части хвоста до начала длинных волос идет темно- коричневая с красноватым оттенком узкая, не свыше 10 мм, полоса (ремень) без светлой по ее краям оторочки. Более интенсивная окраска верхней части туловища книзу светлеет и без резкой границы переходит в желтовато-белую окраску живота. Светлые «подпалины» ясно выступают в пахах и позади лопаток. Шея окрашена однотонно. Окраска верхней части головы и щек более темная, кирпично-красного цвета. Конец морды и губы серовато-белые. Вокруг ноздрей обычно имеется кольцо светло- коричневых волос, соединяющееся с кольцом другой стороны коричневой же перемычкой на уровне нижних краев носовых отверстий. Ноги от копыт до путовых (пястно-фаланговых и плюснево-фаланговых) суставов включительно и щетки (пучки волос позади суставов) черно-коричневого с красноватым оттенком цвета; такую же окраску имеет передняя (дорзальная) сторона конечностей до запястных и боковых сторон скакательных суставов включительно. Задняя, наружная и внутренняя сторона конечностей имеет желтовато-серую окраску с поперечными коричневыми полосами; число последних (от 2 до 8) и степень выраженности варьируют, иногда они совсем незаметны. Основная масса волос гривы имеет также темно-коричневую окраску, но по бокам ее обрамляют пучки менее грубых и более коротких волос одного с туловищем цвета. Проксимальная половина хвоста имеет одинаковую с туловищем окраску, хотя по бокам к желтому волосу примешиваются волосы черно-коричневого цвета, а также волосы, имеющие зональную окраску. Длинный волос конца хвоста черно-коричневого, почти черного цвета. Наружная сторона ушей одного цвета с туловищем, но концы имеют коричневую окраску; внутренняя сторона ушей светло-желтого, иногда почти белого цвета.

Молодые лошади Пржевальского имеют более светлую окраску с сероватым оттенком. Места, «окрашенные в коричневый тон, более бледны. Спинной ремень и поперечные полосы на конечностях могут совсем отсутствовать. Летний волос у взрослых животных короткий и гладкий, плотно прилегает к коже. В зимнее время, а также у жеребят, он более длинный и волнистый, светлый, приобретая ясно сероватый оттенок. Последнее, впрочем, имеет место не всегда. Линька имеет место один раз в году — весною или в начале лета. Переход к зимнему наряду происходит путем отрастания летнего волоса, начиная обычно с октября. Темный спинной ремень в зимней шерсти сохраняется лишь в задней половине, и то не всегда.

По сравнению с тарпаном, кроме более низкого сошникового индекса, в черепе лошади Пржевальского характерны: большая общая величина (основная длина больше 470 мм), более широкая мозговая коробка и яснее вдавленный лоб, в среднем более длинный лицевой отдел; более длинный ряд коренных зубов (от 37.9 до 39.8 основной длины черепа), частая недоразвитость чашечки на крайних нижних резцах и некоторые другие.

Костные слуховые проходы не больше 5.5% (от 4.4 до 5.5%) основной длины черепа,  направленные почти прямо в стороны. При взгляде на череп сверху концы их едва выступают за контуры височных гребней. Высота лицевой части черепа впереди Р2 составляет не свыше 21% (от 18.6 до 20.6%) основной его длины. Сошниковый индекс выше, чем у полуослов, но ниже, чем у тарпана; расстояние от basion до заднего края сошника составляет от 106.4 до 123% расстояния от последней точки до заднего края костного нёба (в среднем 113.1%). Глоточные бугорки расположены впереди разорванного отверстия. Задний край носовой вырезки расположен не дальше, чем на уровне средины. Парные гребневидные бугорки на межчелюстных костях у нижнего края входа в носовую полость выражены очень слабо или совсем отсутствуют. Пространство между ветвями нижней челюсти суживается постепенно и не образует резко выраженного расширения в передней части. Симфиз нижней челюсти составляет 19.1 до 22.1% ее длины.

Таким образом, отличия от тарпана в скелете конечностей сводятся к более коротким конечностям, но с удлиненными и более тонкими мета- подиями, к более тонким первым и вторым, но более широким третьим фалангам.

Обитание и распространение лошади Пржевальского

Вопрос о былом распространении и палеонтологической истории Е. przewalskii не совсем ясен. Достоверно относящиеся к ней остатки в ископаемом состоянии не известны. Есть мнение, что лошади, по типу близкие к этому виду, еще во времена Палласа населяли область между Волгой и Уралом, а также всю западную Сибирь. По некоторым данным изображения лошадей художников французского палеолита должны быть также отнесены к этому типу. Предлагалось даже наименование Е. przewalskii заменить на Е. equiferus, данное Палласом для диких лошадей Заволжья.

Лошадь Пржевальского сохранила большое число архаических черт (тонкость метаподий, длинная лицевая часть черепа, относительно мелкие заднекоренные зубы, при одновременном относительном увеличении всего ряда коренных зубов, недоразвитые чашечки на нижних резцах и некоторые другие), которые не позволяют ее отнести к одной филогенетической ветви с лошадьми Европы и северной Азии, в том числе и с тарпаном. По мнению В. И. Громовой (1949), лошадь Пржевальского представляет потомка самостоятельной центрально-азиатской ветви лошадей, ведущей свое начало от формы, близкой к верхнеплиоценовой. Благодаря сравнительно большому постоянству климатических условий в течение четвертичной эпохи, в этой части Азиатского континента имела место задержка эволюции этой филогенетической ветви. Крупные зубы, слабая их складчатость, вместе с длинными тонкими мета- подиями являются приспособлением к условиям засушливой обстановки.

Вопрос об участии лошади Пржевальского в образовании пород домашних лошадей, в том числе и домашней монгольской, в настоящее время решается в отрицательном смысле.

Область современного распространения лошади Пржевальского очень незначительна, ограничиваясь Джунгарией и прилегающими частями западной Монголии. Грубо схематично она представляет четырехугольник, заключенный между 42—47° с. ш. и между 86—100° в. д.  Из отдельных мест ее нахождения необходимо отметить следующие. Экземпляр, послуживший типом для описания Е. przewalskii, был добыт в песках Канабо (Ханобо). Примерно в этих же местах (между Булугуном и Баркулем) встречал диких лошадей сам Н. М. Пржевальский (1883).

Основанное на расспросах местного населения утверждение Н.М. Пржевальского (1875) о том, что дикие лошади многочисленны в окрестностях Лобнора, при фантастическом описании их внешности (грива «почти до земли»), было им самим опровергнуто (1883).

Высказываемое иногда предположение, что лошадь Пржевальского в ее естественном ареале уже истреблена, лишено оснований. Имеются сведения самого недавнего времени о том, что, по крайней мере, в юго-западной части Монгольской Народной Республики они сохранились до настоящего момента. По собранным в последние годы А. Г. Ванниковым (1954) сведениям, Е. przewalskii «обитает от нижнего течения р. Булугун на западе, до хребта Аджи-Богдо на востоке. На севере этот вид изредка доходит до подножий Монгольского Алтая. В настоящее время регулярно встречается только у хребта Байтаг-Богдо и на востоке до хребта Тахиин-Щару-Нуру». В этих районах были пойманы живые экземпляры, которых А. Г. Банников видел в Улан-Баторе и на животноводческой станции.

Систематика лошади Пржевальского

Доставленные Гагенбеком в Европу лошади Пржевальского из трех районов Джунгарии несколько отличались по окраске. В свое время это послужило поводом рассматривать их как самостоятельные расы. Однако приводимые отличия, очевидно, не выходят за пределы возрастной и индивидуальной изменчивости и не дают основания на дробление вида со столь ограниченным ареалом. Отмечаемая некоторая неоднородность среди животных даже из одного района может объясняться примесью крови домашних лошадей, скрещивание с которыми в пределах ареала лошадь Пржевальского (Е. Przewalskii) происходит почти повсеместно.

Биология и образ жизни лошади Пржевальского

Сведения об образе жизни и привычках дикой лошади Монголии немногочисленны и противоречивы, так как основаны главным образом да расспросных данных. Известно, что лошадь Пржевальского является обитателем равнинных, преимущественно песчаных пустынь и опустыненных степей. В области своего распространения распределена неравномерно, предпочитая наиболее глухие, не посещаемые человеком места. В горах поднимается на высоту до 2400 м. По М. В. Певцову, дикие лошади обитают в саксаульных песках южной части пустыни, расположенной между Манасом и меридианом восточной оконечности Тянь-Шаня. Питаются они здесь камышами и солянками, растущими в понижениях, жажду утоляют, выбивая в этих понижениях копытами глубокие ямы, заполняемые солоноватой водой. Живут дикие лошади здесь круглый год, но нередко из этих песков животные выходят в расположенную по соседству щебнедресвяную пустыню, покрытую местами тощим кипцом. Если лежит снег, то лошади задерживаются на этих пастбищах дольше; в противном случае они вынуждены вскоре возвращаться обратно в пески к своим водопоям. Заходят они из песков и к югу в лиственный лес, расположенный, вероятно, в северных предгорьях Тянь-Шаня. Здесь находят они обильный корм и воду, но в летнее время избегают его из-за обилия насекомых-кровососов.

В окрестностях урочища Гашун, где лошадей наблюдали и охотились за ними братья Г. Е. и М. Е. Грум-Гржимайло, животные держатся в щебенистой пустыне и среди бугристых песков, на пастьбу и водопой в ночные часы они выходят к ключам, расположенным в понижении среди зарослей камыша, дэриса и терескена. На день, часов с 5 утра, вновь уходят в пустыню до захода солнца, где прекрасно маскируются благодаря защитной желтой окраске. В этом отношении они представляют, по словам Г. Е. Грум-Гржимайло, противоположность куланам, находящим убежище в горах, а не в пустыне.

Летом дикие лошади ведут более оседлый образ жизни, будучи привязаны к местам водопоев. Зимой же, утоляя жажду снегом, не привязаны к определенным местам обитания и широко кочуют.

Держатся лошади Пржевальского обычно группами, не превышающими 15 - 20 голов, хотя раньше наблюдались табуны их до 50 и даже до 100 голов. Старые самцы иногда держатся одиночно. Во главе табуна всегда находится взрослый самец, проявляющий заботу о животных табуна, не исключая и жеребят-сеголеток.

Пасутся лошади всегда отдельно от куланов, не смешиваются с косяками последних. В отличие от куланов, лошади Пржевальского имеют очень характерную для них привычку ходить и даже бежать при преследовании гуськом; следствием этого являются глубокие тропы, пересекающие во всех направлениях местности, где держатся эти животные.

Питание лошадей Пржевальского

Пищей диким лошадям служат различные пустынные травы: житняк, гобийский ковылек, полыни, монгольский многокорешковый лук, вострец, ревень, терескен, а также листья чия блестящего, камыша, баглура, веточки саксаула. Зимой с помощью копыт добывают корм из-под снега. На водопой дикие лошади ходят раз в 2-4 дня. Кормятся с рассвета до полудня, после чего отдыхают, стоя или лежа на боку. Любят греться на солнце. В непогоду укрываются в ложбинах, за скалами или в ущельях.

Спаривание и размножение лошадей Пржевальского

О времени спаривания в литературе сведений нет. Известно, что самцы собирают гаремы по 10 и более кобыл. Между самцами происходят ожесточенные драки, сопровождающиеся иногда увечьями обрывом ушей, поломкой ребер и ног, что впрочем, по-видимому, случается не только в период гона.

Оплодотворение кобыл происходит в период с конца апреля до 20-х чисел мая. Приносят по одному жеребенку. Самки в это время придерживаются определенных мест, богатых водой и кормом, чем обычно и пользуются люди при поимке живых животных. На отдых самки с жеребятами также приходят на одни и. те же места, результатом чего бывают наблюдавшиеся Г. E. и M. Е. Грум-Гржимайло большие скопления кала жеребят в одном месте.

Литература:

1. И.И. Соколов "Фауна СССР, Копытные звери" Издательство академии наук, Москва, 1959 год.

Яндекс.Метрика